Ресурсы стрессоустойчивости

Стрессоустойчивость– системная динамическая характеристика, определяющая способность человека противостоять стрессорному воздействию или совладать со многими стрессогенными ситуациями, активно преобразовывая их или приспосабливаясь к ним без ущерба для своего здоровья и качества выполняемой деятельноси. Синонимичные понятия – эмоциональная устойчивость, психологическая устойчивость, стресс–резистентность.

Индивидуальная устойчивость к стрессу обусловлена определенным симптомо–комплексом личностных свойств, определяющих особенности индивидуальных способов преодоления стрессовых ситуаций на основе их субъективного образа [2].

С позиций когнитивно–трансактного подхода к анализу психологического стресса многомерная оценка стрессоустойчивости должна включать в себя комплекс когнитивно–аффективных оценок стрессовой ситуации и доступных ресурсов по ее преодолению [3]. Под ресурсамипонимаются внутренние и внешние переменные, способствующие психологической устойчивости в стрессогенных ситуациях; это эмоциональные, мотивационно–волевые, когнитивные и поведенческие конструкты, которые человек актуализирует для адаптации к стрессогенным/стрессовым трудовым и жизненным ситуациям. Ресурсы человека как индивида, субъекта, личности и инивидуальности – средства (инструменты), используемые им для трансформации взаимодействия со стрессогенной ситуацией.

В контексте ресурсной теории стресса для сохранения стресс–резистентности важным является накопление («консервация») ресурсов до того, когда возникнет стресс–ситуация или действие отдельного стрессора. Стратегия накопления ресурсов представляет собой некоторый антиципаторный копинг. Во многих случаях антиципаторный копинг является ключом для понимания ответных стресс реакций и стратегий преодолевающего поведения. Центральный принцип «консервации» ресурсов (COR–теория) [12] заключается в том, что люди стремятся получить, сохранить и защитить то, что ценно для них, и стараются использовать свои ресурсы наилучшим способом. Вторым принципом «консервации» ресурсов является то, что люди стремятся инвестировать (вкладывать) свои усилия в накопление собственных ресурсов для защиты от их потерь, они стремятся восстанавливать потерянные ресурсы и приобретать новые ресурсы для повышения уверенности в будущем (экзистенциальной надежности). В COR–теории C. Хобфолла [12] потеря ресурсов рассматривается как первичный механизм, ведущий к стрессовым реакциям. В то же время, когда имеет место потеря ресурса, другие ресурсы призваны ограничить инструментальное, психологическое и социальное воздействие разворачивающихся событий. Потеря внутренних («душевных») и внешних (социальных) ресурсов влечет за собой неизбежную потерю субъективного благополучия и переживается как состояние психологического стресса.

Предполагается, что на ранних стадиях стресса люди пытаются сражаться с непрерывными (продолжающимися) стрессорами путем интенсивного вложения личных ресурсов, направленного на преодоление (копинг) разрушающего стресс–фактора. Если ресурсов недостаточно, чтобы повлиять на стресс–ситуацию, то люди перевозбуждены, тревожны и фрустрированы. Имеются эмпирические данные, свидетельствующие о том, что на стадии мобилизации ресурсов люди пытаются применить проблемно–сфокусированные стратегии поведения (вложение дополнительного времени, личной энергии, поиск дополнительной информации и других ресурсов, обращенных на поиск решения проблемы). В случае дефицита ресурсов люди переключаются на защитное поведение, для сохранения или восполнения своих персональных ресурсов. Проводя защитную политику, люди запасают доступные для себя ресурсы (проактивное преодоление стресса), стремятся уменьшить прямые и косвенные потери ресурсов, которые могут возникать от постоянного вложения в невознаграждаемые действия или решения. Потеря ресурсов происходит также в случае длительной экспозиции негативной обратной связи от окружающих, которую люди получают в трудных жизненных или профессиональных ситуациях. Потеря ресурсов негативно сказывается на удовлетворенности качеством жизни и состоянии здоровья личности. Важная особенность данной модели заключается в том, что в ней придается особое значение проактивным процессам преодоления стресса. Если человек постоянно развивает свои ресурсы и разумно избегает рисков, то он тем самым уменьшает вероятность развития у него стресса.

Анализ литературы показывает, что к личностным ресурсам стрессоустойчивости исследователи относят интернальный локус–контроль [14] и связанные с ним конструкты типа уверенности в себе и самоэффективности, сильной Я–концепции. По данным Е. С. Старченковой, к личностным ресурсам преодоления синдрома выгорания как негативного последствия профессиональных и экзистенциальных стрессов относятся такие личностные черты, как социальная смелость, ответственность, настойчивость, высокая нормативность поведения, радикализм, высокая мотивация достижения [9]. Поведенческими ресурсами преодоления выгорания являются: активные и просоциальные модели поведения («смелость и широта вступления в социальный контакт», «поиск социальной поддержки и готовность к ее принятию»), ассертивное поведение, характеризующие так называемый, здоровый копинг.

С. Хобфолл отмечает, что несмотря на многочисленность исследований, связывающих личностные и социальные ресурсы со стрессоустойчивостью, их результаты не раскрывают в полной мере механизмы преодоления стресса [12]. Это связано с тем, что для изучения данного вопроса необходимо использовать динамические модели взаимодействия персональных характеристик и стрессоустойчивости, так как статические модели не учитывают того, что ресурсы сами по себе изменяются под воздействием стрессовых обстоятельств. Каньятцы и Норрис в 1993 г. эмпирическим путем показали, что социальные ресурсы людей часто уменьшаются, когда они подвергнуты воздействию стресса. Баумейстер, Братславски, Муравен и Тик [12] получили аналогичные данные о том, что даже личностные, когнитивные ресурсы могут уменьшаться под воздействием стресса, поскольку стрессовая ситуация подрывает веру в собственные силы, например веру в собственную компетентность. В контексте стрессоустойчивости вера как психологическая категория рассматривается в качестве важнейшей поддерживающей и «динамизирующей» личностный ресурс. Возможно, стрессовая ситуация бросает вызов энергии и мотиву, необходимым для того, чтобы задействовать этот ресурс в преодолении стресс–ситуации. Концепция «консервации» ресурсов С. Хобфолла и предложенный на ее основе методологический подход к оценке личностного потенциала стрессоустойчивости представляет собой динамическую модель изучения взаимодействия личности и среды.

Традиционными показателями стрессоустойчивости человека на социально–психологическом уровне являются следующие.

1. Сохранение способности к социальной адаптации.

2. Сохранение значимых межличностных связей.

3. Обеспечение успешной самореализации, достижения жизненных целей.

4. Сохранение трудоспособности и качества выполняемой деятельности.

5. Сохранение здоровья.

По мнению В. А. Бодрова, концептуальная модель анализа стрессоустойчивости должна соотноситься с определенным понятием стресса и развитием соответствующей парадигмы проведения конкретных исследований [2]. К наиболее прогрессивным разработкам в настоящее время относится комплексный подход для оценки индивидуальной устойчивости к стрессу [2, 4, 6, 8].

Как показывают современные исследования, стрессоустойчивость не является статическим свойством индивида. В этой связи актуальным представляется обращение к когнитивно–трансактным теориям стресса. В контексте данных теорий устойчивость к стрессу рассматривается как величина, обладающая определенной ситуативной изменчивостью, «эластичностью», которая опосредована когнитивно–аффективной оценкой ситуации и ресурсами человека [8].

Качество взаимодействия человека со стрессогенными ситуациями существенно отличается от качества взаимодействия с обычными или привычными условиями жизнедеятельности. Сила стрессового реагирования и продолжительность постсрессовой симптоматики является производной от внутренней (субъективной) репрезентации объективных и субъективных требований стрессогенных ситуаций. Объективные требования ситуации преломляются через личностные конструкты: диспозиции, жизненные установки, систему отношений, ценностные представления, смысло–жизненные ориентации, опыт, концепцию реального и идеального Я и др. Восприятие и оценка ситуативных требований связаны с состоянием здоровья, текущим психическим состоянием, а также с самоотношением и ролевой позицией.

Развитие когнитивно–трансактной концепции стрессоустойчивости связано, на наш взгляд, с представлениями о человеческих ресурсах, влияющих как на когнитивно–аффективную оценку стрессогенной ситуации, так и на ее преодоление.

Понятие ресурсов как психологической категории разработано недостаточно. Ресурсы и резервы часто используют как синонимы. Л. В. Куликов под ресурсами стрессоустойчивостиличности понимает индивидуальные свойства и способности, обусловливающие психологическую устойчивость в стрессогенных ситуациях. Компонентыстрессоустойчивости: способность прогонозировать развитие жизненных ситуаций и таким образом избегать стрессорного воздействия; способность контролировать эмоции, развитые волевые качества личности (способность действовать в направлении поставленных целей и задач, мобилизовать психику в экстремально–ситуативных обстоятельствах), владение навыками саморегуляции; способность выдерживать более длительное и сильное, чем в привычных условиях, напряжение (эмоциональное, волевое, физическое); способность выдерживать пиковые нагрузки в экстремальных условиях; активность в преобразовании стрессовой ситуации; опыт разрешения стрессовых ситуаций и владение эффективными способами их преодоления; гибкость адаптационных процессов в ответ на разновременно появляющиеся и исчезающие стрессоры и их сложные сочетания; способность к полноценной самореализации, личностному росту со своевременным и адекватным разрешением внутриличностных конфликтов; удовлетворенность самореализацией [6, 7].

Сохранение или повышение стрессоустойчивости личности связано с поиском ресурсов, помогающих личности в преодолении стрессовых ситуаций.

Г. Селье предложил различать два вида адаптационных ресурсов человеческого организма при стрессе: поверхностная адаптационная энергия и глубокая адаптационная энергия. Поверхностные ресурсы организма активизируются в стрессовой ситуации «по первому требованию», они достаточно легко восстанавливаются, например, после отдыха, полноценного сна и питания, психофизической релаксации и др. Если происходит восстановление психоэнергетических (адаптационных) ресурсов, то организм не попадает в состояние предболезни. Согласно гипотезе Г. Селье, поверхностная адаптационная энергия восполняется за счет «глубокой» адаптационной энергии, которая мобилизуется путем адаптационной перестройки гомеостатических механизмов организма. Активизация «глубокой» адаптационной энергии начинается тогда, когда человек долго находится в стрессогенной ситуации и израсходованы «поверхностные энергетические ресурсы». Истощение «глубоких» ресурсов необратимо и ведет к старению и гибели организма.

Э. Фром выделил три основных психологических ресурса, помогающих человеку сохранять душевное равновесие в трудных жизненных обстоятельствах [10]. Надежда – психологическая категория, способствующая жизни и росту. Это активное ожидание и готовность встретиться с тем, что может появиться на свет. «Надеяться – значит, в каждый момент времени быть готовым к тому, что еще не появилось на свет, и несмотря ни на что не отчаиваться, если на том или ином участке жизненного пути это рождение не произошло».. Рациональная вера – убежденность в том, что существует огромное число реальных возможностей и нужно вовремя обнаружить эти возможности. Вера – рациональная интерпретация настоящего. Душевная сила, мужество – способность сопротивляться попыткам подвергнуть опасности надежду и веру и разрушить их путем превращения в голый оптимизм или в иррациональную веру. Спиноза под душевной силой понимал способность сказать «нет» тогда, когда весь мир хочет услышать «да» [10].

Б. Г. Ананьев отмечает, что стресс–толерантность личности и выносливость по отношению к фрустраторам зависит от наличия поддержки, моральной помощи, соучастия, сочувствия других людей, солидарности группы [1]. Распад социальных связей влечет за собой ломку интраиндивидуальной структуры личности, возникновение острых внутренних кризисов, дезорганизующих поведение. Социальная поддержка в группе, работающей в условиях стресса, не снижая уровня напряженности, может способствовать «переводу» его неблагоприятных проявлений в благоприятные, т. е. «переводу» дистресса в эустресс. Социальная поддержка может быть институционной, исходящей от государственных структур, корпоративной, связанной с профессионально–трудовой структурой (административная, профсоюзная поддержка) и межличностной, исходящей от отдельных людей (семьи, друзей, знакомых). Разновидностью социальной поддержки является социально–психологическая поддержка: эмоциональная, информационная, инструментальная или функциональная. Социальная и социально–психологическая поддержка выступает в качестве некоторого буфера между стрессом и его негативными последствиями, смягчает патогенное действие стресса, оказывающее влияние на здоровье. Социальная поддержка является внешним ресурсом и представляет собой весьма специфическую переменную, зависящую от готовности личности обратиться за помощью. Способность обратиться за внешней поддержкой и принять ее представляет собой внутренний ресурс личности, который во многом зависит от социально–психологической активности личности формирование вокруг себя персональной «сети поддержки» и готовности обратиться к ней в трудные периоды жизни. Итак, социальная поддержка является важным ресурсом сохранения психологической устойчивости личности в стрессовых ситуациях. Многие авторы отмечают, что положительное социальное окружение (семья, друзья, коллеги) является одним из важнейших факторов сохранения стрессоустойчивости личности. В связи с этим социальное окружение может рассматриваться также в качестве социально–психологического ресурса преодоления стресса.

Психологическая компетентностькак ресурс стрессоустойчивости. Уровень психологической компетентности, осведомленности и культуры вместе с социальным опытом определяет конкретные формы преодолевающего поведения и адаптивных процессов в стрессовых ситуациях.

К наиболее изученным в настоящее время личностным ресурсампреодоления стресса относятся следующие:

• активная мотивация преодоления, отношение к стрессам как возможности приобретения личного опыта и возможности личностного роста;

• сила Я–концепции, самоуважение, самооценка, собственная значимость, самодостаточность;

• активная жизненная установка – чем активнее отношение к жизни, тем больше психологическая устойчивость в стрессовых ситуациях;

• позитивность и рациональность мышления;

• эмоционально–волевые качества;

• физические ресурсы (состояние здоровья и отношение к нему как к ценности).

Информационные и инструментальные ресурсы:

• способность контролировать ситуацию (степень ее воздействия на человека оценивается адекватно);

• умения, инструментальные технологии для достижения желаемых целей (мастерство, компетентность, технологии освоения новых знаний и навыков);

• готовность к самоизменению, интерактивные техники изменения себя и стрессогенной ситуации, активность по преобразованию ситуации взаимодействия личности и стресс–ситуации;

• способность к когнитивной структуризации и осмыслению ситуации;

• материальные ресурсы: высокий уровень материального дохода и материальных условий (позволяющие восстанавливать первичные физиологические потребности), безопасность жизни, стабильность оплаты труда, хорошие гигиенические факторы труда и жизнедеятельности [7].

С позиций когнитивно–поведенческого подхода преодоление, копинг, рассматривается более широко, а именно как совокупность когнитивных и поведенческих усилий, затрачиваемых индивидом для ослабления стресса, или как стабилизирующий фактор, который может помочь людям поддерживать психосоциальную адаптацию в течение периодов стресса. В связи с этим в аспекте когнитивно–поведенческого подхода репертуар конструктивных моделей преодолевающего поведения может рассматриваться как ключевой ресурс стрессоустойчивости личности.

Таким образом, для диагностики ресурсов стрессоустойчивости должен быть использован комплекс методик, позволяющих оценить наличие психологических ресурсов разного уровня. Индикаторами наличия ресурсов могут служить показатели как внешней успешности деятельности, так и настроение, удовлетворенность трудом, качеством жизни, оптимистический настрой, позитивное отношение к себе и окружающим. С позиций трансактной парадигмы отношения как психологический феномен представляют собой результирующую переменную взаимодействия субъекта и ситуации. Отношения имеют множественную обусловленность социально–психологическими факторами. В результате взаимодействия субъекта и стрессогенной ситуации возникают отношения, которые запускают те или иные ресурсные механизмы адаптации и преодоления.

Updated: 16.02.2014 — 01:03

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *