Как измерить глубину ИСС

О том, что такое измененное состояние сознания, о связи его с «возвратом в детство», точнее, временным переходом к «детскому» состоянию межполушарных отношений, мы уже рассказали. Для полноты описания осталось осветить еще два вопроса: как измерить глубину ИСС и как систематизировать вызывающие его физиологические факторы.

219

Мерой глубины погружения в ИСС является степень обращенности в прошлое: нем глубже ИСС, тем глубже возрастная регрессия и тем меньше «виртуальный» возраст. В соответствии с глубиной возрастной регрессии можно классифицировать и факторы, способствующие возникновению ИСС и традиционно используемые в различных психотерапевтических техниках. В целом их подраделяют на следующие группы.

1. Регрессия к внутриутробному периоду. Сюда относятся:

а) . В первую очередь мышечное расслабление, а также изоляция от

внешних воздействий — так называемая сенсорная депривация, подробно описанная в работах Дж. Лилли, включающая наряду со световой и звуковой изоляцией погружение тела в ванну с солевым раствором, температура которого соответствует температуре тела (Лилли Дж., 1993). При этом состояние организма уподобляется состоянию ребенка, находящегося в утробе матери, изолированного от света и в значительной степени изолированного также от звуковых и гравитационных раздражителей.

б) Другим вариантом является сенсорная монотония, включающая воздействие монотонных ритмических раздражителей различных модальностей с частотами в диапазоне естественных биоритмов организма, в первую очередь сердцебиения и дыхания (та природная музыка, которую ребенок слышит в материнской утробе).

На этих уровнях «работают» различные релаксационные, медитативные техники саморегуляции, а также ряд классических техник гипноза.

в) Еще один физиологический механизм возврата к внутриутробному периоду, когда, как известно, плод окружен жидкостью и легкие его еще не функционируют, — различные формы уменьшения интенсивности дыхания (гиповентиляции): ограничение грудного дыхания, замедленное поверхностное дыхание или задержка дыхания (различные дыхательно-медитативные техники — йогичес-кие, даосские, а также некоторые упражнения дыхательной гимнастики ци-гун).

2. Регрессия к периоду новорожденности. Сюда относится:

а) Прежде всего «избыточное» дыхание (гипервентиляция), вызывающее некоторый избыток кислорода и недостаток углекислоты в крови. Это состояние подсознательно связано с процессом рождения, с первыми вдохами и криком новорожденного. Подобный метод используется в холотропной терапии по С. Грофу и ребефин-ге по Л. Орру. Здесь же уместно упомянуть и метод «первичного крика» по А. Янову.

б) Монотония, основанная на особенностях физиологических реакций ребенка раннего возраста, например фиксации взора. Этот механизм используется в классическом методе гипнотизации по В. Брэду.

Особого упоминания заслуживают многочисленные целительские, или «экстрасенсорные» приемы индукции кинестетического транса (пассы, «бесконтактный массаж», методика Рейки и др.), подсознательно ассо —

220

циирующиеся с «ранней тактильной стимуляцией» или, проще говоря, — с материнским прикосновением к ребенку. Переживание подобных ощущений, связанных с матерью, исключительно важно для грудного ребенка, оно обеспечивает психосоматическое единство с ней (Аммон Г., 2000) и во многом является залогом психосоматического здоровья человека в зрелом возрасте. Использование подобного физиологического механизма дает целительный эффект при многих психосоматических расстройствах. Телесный контакт ребенка с матерью обусловливает и последующее развитие эмоциональных контактов, межличностных связей — бондинга (Krens I., 1999).

Именно слабые, монотонные или медленно меняющиеся ощущения, связанные с изменением мышечного тонуса, лежат в основе описанной ранее методики мышечного расслабления. К ее физиологическому обоснованию теперь уместно добавить, что само состояние покоя и полного мышечного расслабления является также в определенной мере регрессией, возвратом к состоянию мышечного тонуса, характерному для грудного ребенка, который еще не умеет ни садиться, ни ползать, ни даже держать голову.

Как отмечает Я. Рейковский (1979), снятие мышечного напряжения и достижение состояния общей расслабленности с помощью психотерапевтических методов (например, аутогенной тренировки), приводит к ослаблению импульсов, поступающих в центральную нервную систему, вследствие чего тормозятся эмоции защитного характера и снижается уровень чрезмерной активации. Уменьшение потока активирующей мозг стимуляции приводит к снижению уровня бодрствования и связанному с этим изменению состояния сознания, физиологической возрастной регрессии. Немаловажным следствием является то, что на фоне сниженной стимуляции повышается чувствительность нервной системы к слабым раздражителям (упомянутые нами ранее фазовые состояния по Н. Е. Введенскому).

Именно поэтому ИСС, связанное с мышечным расслаблением и замедленным дыханием, является наилучшим для саморегуляции. В подобном состоянии произвольное внимание, направленное в определенный участок тела и сопровождающееся мысленным представлением движения или напряжения соответствующих мышц (идеомоторика) вызывает объективные физиологические сдвиги. Так, показано, что у подготовленных людей (опытных инструкторов психофизической саморегуляции) при фокусировании внимания на определенной группе мышц, сопровождающемся незначительным мышечным напряжением, происходит заметный разогрев соответствующего участка тела (Кельмович М. Я. и соавт., 1991), объясняемый перераспределением кровоснабжения. А отсюда — и возможность «мысленного управления» состоянием вегетативной нервной системы и внутренних органов с помощью соответствующего образного представления — идеовегетатика, по А. Алексееву (1990). Подобные слабые, медленно и плавно меняющиеся ощущения, возникающие при пассивных движениях, используются в телесно-ориенти —

221

рованной психотерапии, в частности, в известной методике танатоте-рапии, разработанной В. Ю. Баскаковым. Он называет подобную технику «телесной гомеопатией», поясняя сравнение с гомеопатией тем, что медленно меняющиеся, минимальные по силе телесные ощущения (аналогичные применяемому в гомеопатии принципу «малых доз») приводят к максимально выраженным изменениям функционального состояния человека, сопровождающимся целительными эмоциональными переживаниями (Баскаков В. Ю., 2001). Сходным образом эти физиологические феномены используются в методе М. Фельденкрайза, в котором основной акцент делается на направленном внимании, или осоз-навании ощущений.

в) Сюда же можно добавить и противоположность сенсорной депри-вации — сенсорную перегрузку: зрительную, слуховую, осязательную, а также связанную с чувством равновесия и положения в пространстве. Эти состояния физиологически ассоциируются с ранним периодом новорожденное™.

3. Регрессия крайнему доречевому детскому периоду. Сюда относятся многочисленные несловесные техники наведения транса, основанные на свойственной ребенку раннего возраста реакции подражания — присоединение к мимике, жестам, дыханию и др. («отзеркаливание» и «подстройка», в терминологии НЛП) из арсенала эриксоновского гипноза и НЛП.

4. Регрессия к раннему речевому детскому периоду (2-3 года). К этому возрасту адресуют человека психотерапевтические методы, использующие особенности детской речи, точнее, процесса освоения речи ребенком. Такие способы построения речи (суггестивного текста) «обходят» лево-полушарные механизмы анализа речи и приближают сознание к состоянию, связанному с детским восприятием речи, основанным на право-полушарных механизмах. Подобные способы характерны для так называемого эриксоновского гипноза (метода, разработанного выдающимся психотерапевтом М. Эриксоном), или метамоделей в НЛП; они представляют собой переусложненные многоуровневые речевые конструкции, отвлекающие сознание, перегружая левое полушарие (О’Коннор Дж., Сеймор Дж., 1997). Собственно, этот способ не является изобретением психотерапии, а давно известен мастерам литературного слова. По удачному выражению писательницы И. Грековой, «поток слов высокой концентрации» обладает особой силой воздействия на человека: «Главный принцип создания таких фраз — многоэтажность». Аналогичную роль играет также неопределенность речи в сочетании с «перетасовыванием» текста, рассеиванием важных фрагментов информации. Выделение важного сообщения интонацией также может рассматриваться как его адресация правому полушарию. Как указывают Дж. О’Коннор и Дж. Сеймор (1997), правое полушарие способно понимать только отдельные слова или короткие фразы, при этом оно чувствительно к тону голоса, громкости и направленности звука иными словами, к контексту сообщения, а не к его словесному содержанию.

222

Неглубокая регрессия, затрагивающая одновременно два уровня — 3-й и 4-й — лежит также в основе состояний, при которых человек полностью пребывает в «здесь и сейчас», в своем текущем сенсорном опыте, не прерываемом воспоминаниями, фантазированием или логическими ассоциациями. Подобные состояния, известные в различных практиках медитации, используются также в гештальт-терапии и НЛП. 5. Регрессия к детскому «игровому» периоду (3 — 5лет): подражание детской игре, в которой человек, на короткое время вернувшийся в детство, «понарошку» общается с «субличностями» в психосинтезе (Р. Ас-саджиоли), «внутренними частями» в НЛП. Сюда же относятся метод трансактного анализа (по Э. Берну), метод «пустого стула» в гештальт-терапии (по Ф. Перлзу), «трекинг» в холодинамике (В. Вульф). Два последних уровня возрастной регрессии связаны также с механизмом воздействия психотерапевтических метафор, стимулирующих механизмы образного, правополушарного мышления. Кроме того, воздействие метафор на сознание во многом напоминает влияние на психику ребенка детских волшебных сказок. Этот механизм задействует и транс-ферные отношения, так как «детская» позиция пациента приводит к проецированию на терапевта образа «родителя». Сюда же примыкают реминисценции пациента, направленные на детский период его биографии, используемые в психоаналитических техниках. Помимо прочего, переживание пациентом подобной регрессии способствует осознаванию им инфантильной природы многих собственных проблем и тем самым — психологическому «взрослению», иными словами, формированию способности принимать на себя ответственность, столь высоко ценимой в гештальт-терапии.

Отдельно необходимо сказать о механизмах физиологической — возрастной регрессии, используемых популярными методами телесно-ориентированной психотерапии. Наиболее ранняя физиологическая регрессия связана с целительным прикосновением, или терапевтическим телесным контактом. Это в буквальном смысле регрессия к состоянию грудного ребенка, его тесному контакту с матерью. Регрессия к периоду до 3 лет, соответствующему выработке у ребенка двигательных стереотипов (освоение навыков хождения, стояния, формирование осанки) составляет физиологический фундамент метода Ф. М. Александера, включающего упражнения для коррекции этих моторных программ. Регрессия к более старшему возрастному периоду — от 3 до 5 лет, связанному с развитием более тонкой моторики и координации движений, лежит в основе метода Фельденкрайза.

Важно отметить, что, как убедился автор в совместной работе с Л. С. Бе-логородским, возрастная регрессия в состоянии ИСС является в полном смысле этого слова физиологической. Функциональное состояние нервной системы человека во время пребывания в ИСС в ряде существенных моментов действительно повторяет состояние, свойственное не взрослому индивиду, а ребенку раннего возраста. Это доказывается тем, что наблюдаемые изменения биоэлектрической активности мозга у

223

взрослых испытуемых, находящихся в состоянии ИСС, приближают состояние мозга к функциональному состоянию, близкому к мозгу ребенка. Можно упомянуть такие энцефалографические характеристики, свойственные детскому возрасту (Фарбер Д. А., Дубровинская Н. В., 2000; Thatcher R., 1992), как появление медленноволновой активности, синхронизация и выравнивание уровня биоэлектрической активности полушарий либо электрофизиологические проявления активации субдоминантного полушария. Меняется также частотный состав энцефалограммы, приближаясь к «детскому» состоянию. Эти нейрофизиологические данные показывают, как в ИСС динамически меняется характер полушарной асимметрии: вначале «просыпается» правое полушарие, а затем, при глубоких ИСС, весь мозг начинает функционировать как бы в детском, «правополушарном» режиме. Подобная перестройка работы всего мозга в гипнотическом состоянии по «правостороннему» принципу, обратная развитию его асимметрии в онтогенезе, объясняется переключением активирующей системы мозга с внешних стимулов на внутренние (Тукаев Р. Д., 1996), что характерно для внутриутробного развития и периода новорожденное™.

«Детское» состояние нервной системы проявляется и на уровне неврологических рефлексов. Уже давно было обнаружено, что у человека, находящегося в состоянии глубокого гипнотического транса, сопровождающегося внушенной возрастной регрессией, на время пребывания в ИСС восстанавливаются рефлексы, характерные для грудных детей (подошвенный рефлекс Бабинского). Аналогичным образом, как было показано С. Грофом (1996; 1992), во время ИСС, достигаемых при сеансах так называемой холотропной терапии, у людей проявляются неврологические рефлексы, характерные для переживаемого ими детского возраста; например, при прикосновении к губам — сосательные движения (оральные рефлексы).

Интересно отметить, что появление во время ИСС упомянутого выше аномального подошвенного рефлекса является наглядным примером не только возрастной, но и эволюционной регрессии. Этот рефлекс — сгибание пальцев стопы при проведении твердым предметом по наружному краю подошвы — отсутствует у взрослых здоровых людей, в то же время являясь нормальным явлением как для грудных детей, так и для наших эволюционных предшественников — приматов. В сущности, это аналог хватательного рефлекса, только на ногах. Видимо, когда-то давным-давно нашим «четвероруким» предкам было удобно так цепляться ими за ветки… Появление же «обезьяньего» рефлекса у взрослых людей в состоянии ИСС объясняется известной в неврологии еще с XIX века теорией диссолюции X. Джексона: выключение (в данном случае временное) эволюционно молодых нервных центров приводит к активизации эволюционно более древних отделов. В современной трактовке это соответствует принципу «замещения нарушенной эволюционно молодой функции более старой, в обычных условиях заторможенной» (Медведев В. И., 1982). В этом и заключается диссолюция — как бы обратный

ход эволюции, или, как подчеркивал известный невролог Л. О. Бадалян (1975), растормаживание древних форм реагирования. Тем самым, находясь в ИСС, человек действительно на короткое время переходит на ступеньку вниз по лестнице эволюционно-физиологического развития. Более того, диссолюция, или растормаживание эволюционно древних рефлексов (в частности, оральных) наблюдается не только при искусственно созданных — терапевтических ИСС, но и при естественных, спонтанно возникающих при переживании сильных эмоций, при чрезвычайном нервно-психическом напряжении (Марищук В. Л., Евдокимов В. И., 2001).

Еще одно важное замечание связано с юнговскими психологическими типами. Наше предшествующее пространное изложение физиологического «устройства» психологических типов и их «биографии», начиная с раннего детства, преследовало одну весьма важную практическую цель, связанную с пониманием механизмов ИСС и их утилизацией. Вспомним, как когда-то в физике произошел переход от примитивного понимания, скажем, электрона как просто заряженного шарика микроскопических размеров, ведущего себя сообразно давно известным законам классической механики и электродинамики, к его вероятностно-статистическому описанию согласно принципу неопределенности. Нам тоже пора перейти от статически-застывшего описания ИСС к динамичной вероятностной модели, соответствующей общему принципу вероятностной организации нервной системы (А. Б. Коган). Для этого вспомним наши рассуждения по поводу психологического типа, или привычной стратегии переработки мозгом информации. Как вы помните, мы насчитали 16 основных вариантов подобной стратегии, один из которых, являющийся для конкретного человека привычным, стереотипным, и определяет его психологический тип, а заодно — его привычное, или обыденное состояние сознания. Последнее связано с тем, что привычная стратегия определяет в течение большей части времени характер мозговой активности с точки зрения полушарной асимметрии, что имеет самое непосредственное отношение к состоянию сознания. И все же в течение коротких промежутков времени человеку удается — осознанно или спонтанно — переключаться в другие состояния, другие стратегии, соответствующие смежным психологическим типам. Соответственно, связанные с ними состояния сознания будут для него являться измененными. Итак, обыденное состояние сознания — это просто его статистически наиболее вероятное состояние, связанное с предпочитаемой стратегией переработки информации. Измененные же состояния сознания — состояния, связанные с альтернативными стратегиями, статистически более редкие. Переходы же между ними (из обыденного состояния сознания в ИСС и обратно) можно, вслед за Р. А. Уилсоном (1998), пользуясь физической аналогией, уподобить квантовому переходу, или скачку. Именно так описывает подобные переходы специальная теория — теория дискретных состояний сознания по Ч. Тарту (1992).

15 —1609

Updated: 31.12.2013 — 10:10

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *